Музыка - Свидетельства

 

Введение Свидетельства Отрывки из музыкальных произведений Музыка Остада Элахи


Муса Маруфи, музыковед

Муса Хан Маруфи был известным музыкантом и музыковедом в Иране в пятидесятые годы и несколько раз встречался с Остадом Элахи. В статье, опубликованной в журнале «Музыка Ирана», он хвалил танбур Остада Элахи:

«Я услышал игру великого духовного человека, достигшего совершенства в искусстве танбура. Это была мелодия, исполняемая обычно на молитвенных собраниях. Я был потрясен и взволнован до такой степени, что у меня было ощущение, будто я уже не принадлежу этому миру. Самое удивительное, что я оставался в опьяненном и восторженном состоянии еще несколько дней, не обращая внимания на материальный мир. Когда я вернулся в свое нормальное состояние, я подумал: «Как странно, если это является музыкой, тогда чем является то, что мы слушаем каждый день по радио?»


Рухолла Халеки, композитор, директор национальной Консерватории музыки

Маэстро Рухолла Халеки, директор национальной Консерватории Тегерана, в пятидесятые годы несколько раз встречался с Остадом Элахи, чтобы послушать его музыку. После этих встреч он решил записать партитуру некоторых музыкальных произведений Остада Элахи. Сделав несколько попыток, он признал, что неспособен передать все тонкости и всё изящество, свойственные стилю и игре Остада. Вынужденный отказаться от этой идеи, позже в работе «История иранской музыки» он даст такой комментарий:

«В истории было два вида танбура - багдадский и харасанский. У этого инструмента всего две струны, относится он к щипковым струнным инструментам. Играют на нем пальцами правой руки, и он все еще в ходу в Курдистане. В Тегеране один из почтенных судей Министерства Юстиции, который, вероятно, не захотел бы, чтобы я называл его имя, превосходно играет на этом инструменте и в совершенстве исполняет старинные мелодии из репертуара курдской музыки, разговор о которой потребовал бы целой главы. Эти мелодии называются по-персидски, но на сегодняшнюю персидскую музыку походят мало».


Таги Тафаззоли, меломан и литератор

Таги Тафаззоли, директор библиотеки иранского национального Собрания, был одним из поклонников Остада Элахи. Вот как он описывал один из музыкальных сеансов в доме Остада Элахи в кругу родных и близких:

« Остад Элахи начал играть…. В полумраке комнаты можно было различить покачивания голов присутствующих, хором подхватывавших и повторявших его слова. Эти звуки и движения распаляли собрание и погружали в состояние восторга и радости. Звук танбура становился все более полным и страстным, создавая потрясающий ритм, резонирующий во всем пространстве. В полутьме вырисовывались линии, колышущиеся и соединяющиеся. Некоторые участники поднимали руки и раскачивались в такт. Это было уже не кипевшее, а разбушевавшееся море. Всех охватил невероятный жар… Но состояние самого Остада Элахи казалось еще более удивительным. В атмосфере светотени комнаты от его лица исходило невероятное сияние: он был похож на капитана, который управляет судном, попавшим в шторм, и хочет в целости и сохранности довести его до места назначения. Музыка умолкла… В течение нескольких минут никто не мог произнести ни слова, вокруг царила тишина. Атмосфера комнаты была залита светом и пропитана духовностью. Странная и неописуемая атмосфера… Она окутывала собрание, словно сладостный аромат…»

Морис Бежар, хореограф и балетмейстер

Морис Бежар приехал в Иран в 1973 году на Фестиваль Искусств в Ширазе, где давал несколько балетных спектаклей. Во время поездки он был представлен Остаду Элахи. Вот его рассказ о той встрече:

«Остад Элахи был необыкновенным музыкантом. Он никогда не играл публично, никогда не делал записей музыки и играл только для близких. Он согласился сыграть для меня и этим поистине открыл мне дверь. Именно через музыку я понял всё…  Учитель Элахи не говорил по-французски, а я не говорил по-персидски. Он играл музыку, и я не могу передать словами того, что я пережил и прочувствовал. Это событие очень сильно изменило мою жизнь, мое существование и мою мысль».

Лорд Иегуди Менухин, скрипач, дирижер

Во время поездки по Ирану Иегуди Менухину представилась возможность встретиться с Остадом Элахи и послушать его игру на танбуре. Он поделился впечатлениями о встрече:

« Этот потрясающий музыкант мог держать напряжение и концентрацию, я и представить себе не мог, что можно выйти за рамки узкого интервала квинты или кварты…. Способность поддерживать музыкальный интерес в таком узком интервале казалась мне чем-то экстраординарным. Я никогда такого не слышал; это самое сильное впечатление, испытанное мною когда-либо в музыке: я никогда не слышал, чтобы в течение, по меньшей мере, получаса музыкальное произведение не выходило за пределы кварты! Это музыка очень чувствительная, очень сильная, очень точная и очень чистая. Я не мог поверить своим ушам. Такая рафинированная мощь, словно лазер…»